«Хоррор Фест»: Куда делись иконы фильмов ужасов

«Хоррор Фест»: Куда делись иконы фильмов ужасов
08 Dec 2021

За последние 20 лет хоррор претерпел значительные изменения, ярким антагонистам зрители и режиссёры предпочитают скрытое, непонятное и таинственное зло, но все же аудитории нужны хоррор-иконы. К такому выводу пришел киноканал «Настоящее Страшное Телевидение», проанализировав накануне I Международного фестиваля фильмов ужасов «Хоррор Фест» топ самых кассовых ужастиков последних десятилетий и опросив экспертов: ведущего режиссёра хорроров Святослава Подгаевского и генерального продюсера фестиваля «Хоррор Фест» Ивана Кудрявцева.

Хоррор-иконы, то есть знаковые персонажи фильмов ужасов, существовали с момента зарождения жанра. Достаточно вспомнить Дракулу и Франкенштейна, которые в начале XX века стали героями самых ранних хорроров. Расцвет же антигероев произошёл примерно 50 лет назад. В 1974 вышел культовый слэшер «Техасская резня бензопилой», оказавший серьезное влияние на жанр хоррора. При бюджете всего в 83,5 тыс. долларов, картина собрала в прокате только в США 30,8 млн долларов. Главный антагонист картины – Кожаное Лицо, чей образ был списан с реального серийного убийцы. За ним последовал в 1978 году Майк Майерс – злодей в маске из «Хэллоуина» – фильма, собравшего в мировом прокате 13,5 млн долларов. Но самыми богатыми на хоррор-иконы стали 80-е, которые подарили зрителям Фредди Крюгера, Джейсона, Пинхеда, Чаки. Впервые на экране, правда, телевизионном, на рубеже 80-х и 90-х появился клоун Пеннивайз.

В 90-х количество новых одиозных персонажей хорроров пошло на убыль, но тем не менее именно в это десятилетие мир узнал Ганнибала Лектора, Кэндимена и Маску-призрака из фильма «Крик». По итогам декады бОльшую часть рейтинга самых кассовых фильмов заняли мистические хорроры и фантастические триллеры: «Ведьма из Блэр», «Сонная лощина», «Секретные материалы», «Призрак дома на холме».

Начало 2000-х подарили фанатам Джиперса Криперса, Самару из «Звонка» и Конструктора Джона Крамера из «Пилы» – последние две франшизы также покорили мировой бокс-офис. Кроме того не теряли популярности хоррор-иконы предыдущего десятилетия – в топ-10 самых кассовых картин 2010 годов вошли «Ганнибал» и «Крик-3». Но все же хорроры о загадочном, скрытом, жутком и непонятном продолжали привлекать всё больше зрителей: «Знаки», «Что скрывает ложь», «Таинственный лес», «Паранормальное явление», «Проклятие» – эти фильмы заработали от 187 до 400 млн долларов в мировом прокате.

Новой иконой 2010-х можно назвать лишь Аннабель из вселенной «Заклятия» (приквел о кукле-убийце «Проклятие Аннабель: Зарождение зла» находится на 10 месте в списке самых прибыльных хорроров 2010-х годов). А в число самых кассовых фильмов ужасов того десятилетия попали два «Заклятия», «Тихое место», «Проклятие монахини» и «Обитель зла. Последняя глава» – картины, где зло не так обаятельно, а зачастую и вообще не имеет лица.

«В восьмидесятых были популярны хоррорные антигерои. Какой-то злодей, антагонист, становился популярнее, чем протагонист. Он был интересным, специфическим, со своей какой-то историей. Тот же «Кошмар на улице Вязов»: мы прекрасно помним, насколько обаятелен и интересен Фредди. Сейчас, видимо, что-то изменилось в обществе, что мы в целом нацелены на какое-то скрытое, непонятное нам зло и не можем его так привлекательно рассматривать. Скорее всего, что в какой-то момент производители кино поняли, что популярнее и интереснее зритель воспринимает истории, сконструированные таким образом, что зло остается неизвестным. А фильмы, где антагонист такой харизматичный и яркий, они отошли на второй план и вызывали меньший интерес, зрители просто перестал на них ходить», – комментирует член жюри фестиваля «Хоррор Фест» режиссёр Святослав Подгаевский, при участии которого была создана почти треть отечественных фильмов ужасов за последнее десятилетие: «Невеста», «Русалка: Озеро мёртвых», «Яга. Кошмар тёмного леса», «Пищеблок» и другие.

«Киножанр развивается, – объясняет изменение интереса зрителей доктор психологии, автор книг, создатель цифрового университета Skillfolio.ru Виктория Шиманская, –  В целом в 80-е, если посмотреть, кино было гораздо более наивно. И это касается как ужастиков, так, на самом деле, и комедий, и фантастики, и практически всех жанров. Даже детективы были более наивны, если мы вспомним произведения Агаты Кристи. Кино развивается за счет звуковых, видеоэффектов и даже возможностей погружения зрителя. Жизнь усложняется, появляется запрос на более тайное, непонятное, где нужно что-то разгадывать. Так что просто общество стало менее наивным и фильмы стали сложнее. Это задача индустрии – постоянно вызывать всё более сложные и яркие эмоции».

«Нельзя сказать, что хоррор-иконы исчезли совсем. Например, лучший мировой бокс-офис за всю историю существования фильмов ужасов —  у фильма «Оно» – 701 млн долларов! И если кажется, что харизматичные маньяки — Крюгер, Вурхиз, Майерс —  ушли в прошлое, стоит вспомнить, что фильмы с их участием регулярно выходят  и собирают неплохую кассу. За последние два года на экранах вновь появились Чаки, Кэндимен, Джон Крамер. А скоро зрителей ждёт встреча с Кожаным лицом, Пинхедом, убийцей из «Крика», Джиперсом Криперсом. К нам регулярно возвращается Майкл Майерс, причём «Хэллоуин» 2018 года собрал в мире больше 255 млн долларов, заняв 18 место в списке самых прибыльных хорроров за всю историю кино. Все мы знаем, что мода циклична, поэтому я уверен, что новые хоррор-иконы появятся в ближайшие десять лет. И, конечно, лучших из них мы увидим на нашем фестивале,» – считает генеральный продюсер I Международного кинофестиваля фильмов ужасов «Хоррор Фест» Иван Кудрявцев

Но Святослав Подгаевский не торопится делать прогнозы: «Чтобы предсказать, какое будет кино через 10–20 лет, надо предсказать, какой будет мир через 10–20 лет, какое будет настроение в обществе». Режиссёр с ностальгией вспоминает хоррор-иконы прошлых десятилетий: «Фредди и девочка из «Звонка». Они, конечно, идеальны, в плане того, какое влияние оказали на культуру и как с помощью довольно простых вещей было достигнуто то, что они так понравились людям. Ещё образ убийцы из «Крика». Потому что тоже совершенно простая вещь, но сработала безотказно. Я всегда на это смотрю и восхищаюсь». При этом режиссёр не исключает и возникновение отечественных хоррор-икон. По его словам, сделать «русского Фредди» возможно, но «конкретных идей пока не сформировалось».