Доктор Сон: "Кошмары на улице Вязов" от худшего к лучшему

16 Ноября 2019

В минувшую субботу оригинальному «Кошмару на улице Вязов» исполнилось 35 лет. Сменилось несколько поколений зрителей, а Фредди Крюгер до сих пор остаётся одним из самых значимых серийных убийц кинематографа. Чтобы продлить праздничную атмосферу, Настоящее Страшное Телевидение предлагает вспомнить все части великой франшизы (от худшего к фильма к лучшему), и заодно проговорить наиболее значимые моменты, повторить любимые уанлайнеры и громко взвизгивать на знаковых сценах. Хватайте таблетку гипносила, наливайте кофе и поехали!

«Кошмар на улице Вязов» / A Nightmare On Elm Street
(реж. Сэмюэль Байер, 2010)

«Кошмар на улице Вязов»

На последнем месте вполне очевидно располагается попытка ребута, предпринятая студией Universal 9 лет назад.

Фредди Крюгера сыграл Джек Эрл Хэйли, который в 1984-м пробовался на роль Гленна в самом первом «Кошмаре на улице Вязов». Тогда Джек пришёл на пробы с корешем-ноунеймом, и тому предложили за компанию прочитать текст. Кореш попробовал, всем понравилось, и так в оригинальной картине появился титр «Впервые на экране – Джонни Депп». Хэйли получил второй шанс через 26 лет, и, практически не раздумывая, пошёл на пробы. Режиссёр Сэмюэль Байер изначально хотел, чтобы Крюгера сыграл неизвестный актёр, как это было с Робертом Инглундом, но Хэйли своим перформансом не оставил этой идее ни шанса.

Вообще, съёмочная группа с большим пиететом относилась к франшизе, что в итоге и похоронило ремейк. Фактически, весь фильм состоит из переснятых сцен из нетленки Уэса Крейвена и оммажей, и в этом ностальгическом кровавом балагане новый образ Фредди просто не смотрится. Командовавший парадом Байер хорошо известен как клипмейкер, но как постановщик полнометражного хоррора оказался недостаточным визионером. Наконец, третья проблема фильма – личность Крюгера. В оригинальном фильме он должен был быть маньяком-педофилом, но сценарий переписали из-за реально бесчинствующего преступника. Это серьёзно влияет на восприятие Фредди зрителем. На протяжении всей франшизы он воплощает мстительное и абсолютное зло, с избыточным садизмом и черными прибаутками, но безо всякой мотивации убивающий невинных подростков. В фильме Байера Крюгер получает мотивацию, а вместе с ней и даунгрейд от одиозного маньяка до банального, пусть и паранормального, педофила. Сюда же добавим жуткий CGI, идиотские остроты и откровенно скучные сцены убийств.

Ремейк собрал достаточную кассу, чтобы задумываться о сиквеле, однако сарафан был настолько нелицеприятный, что Universal прикрыла лавочку. Долгое время ходили слухи о новой попытке оживить Фредди с Кевином Бейконом, но студийным боссам пока не достаёт храбрости всерьёз взяться за проект.

Что до лучшего убийства в фильме… Хм, надо подумать… Да, пусть это будет Дин, убивающий сам себя ножом. Сцена отлично снята и появляется спустя уже через 9 минут после начала фильма.

«Кошмар на улице Вязов 6: Фредди мёртв» / Freddy’s Dead: The Final Nightmare
(реж. Рейчел Тэлалей, 1991)

«Кошмар на улице Вязов 6: Фредди мёртв»

Шестая часть наглядно показала, насколько сильно выдохлась франшиза с годами. Изначальный сценарий Майкла Алмейды пытался соединить новый фильм с квадриквелом. Там снова появлялись Кинкейд, Тэрин и Джои, которые в качестве Полиции Снов должны были помочь Джейкобу, сыну Элис Джонсон из пятой части, справиться с Фредди. Режиссёрка Рейчел Тэлалей прочитала сценарий и выкинула его в помойку, сама набросала основные наметки сюжета и пригласила разбираться со скриптом Майкла Де Луку. Майкл сильно помог съёмочной группе в работе над пятой частью, переписывая сцены всего за пару дней до начала съёмок. Он ожидал, что для нового фильма его позовут уже в первую очередь, а тут ему снова пришлось спасать всех в последнюю минуту.

История, уже не зная, куда приткнуться, мечется между прошлым Крюгера, которого абьюзил отчим, и его ребёнком. Параллельно в кадр постоянно лезут новые технологии: то 3D-очки становятся важной частью повествования, то Фредди хватается за Nintendo Power Glove и с помощью неё убивает одного из детишек. Спрингвуд превратился в антиутопический город без детей, да и вообще вся атмосфера (включая цвета) тяготеет к увяданию и закату. И когда знаменитый серийник умирает от рук собственной дочери, чувствуешь скорее облегчение, что всё закончилось, а не терпкую грусть, что это последний «Кошмар на улице Вязов». Отдельное спасибо Игги Попу за фантастический трек Freddy’s Dead.

Лучшее убийство – продолжительная звуковая пытка Карлоса с последующим взрывом головы.

«Кошмар на улице Вязов 5: Дитя сна» / A Nightmare On Elm Street 5: The Dream Child
(реж. Стивен Хопкинс, 1989)

«Кошмар на улице Вязов 5: Дитя сна»

New Line Cinema сильно поторопились с пятой частью: она вышла в прокат ровно через год после квадриквела. Режиссёру Стивену Хопкинсу поставили жесточайший дедлайн: 4 недели на съёмки и ещё 4 – на монтаж. Хопкинс с честью справился, однако работать пришлось на убой.

Основную идею для сценария подала продюсерка Сара Ришер. У неё недавно родился ребёнок, и мысли о безопасности младенца постоянно лезли в голову. Учитывая, что фанатам оригинальной киноленты должно было стукнуть 20 с чем-то и пора бы задумываться о собственной семье, концепция показалась вполне рабочей. Уже упомянутый Майкл Де Лука сосредоточил сценарий на ребёнке Элис, через которого Фредди планировал творить новые бесчинства, а заодно достал из небытия мать маньяка Аманду Крюгер.

Концентрация на спасении не рождённого ребёнка в «Дитя сна» тянет картину в сторону противников абортов. Хотя продюсеры и Хопкинс открещиваются от подобной интерпретации, нарратив фильма и ключевые эпизоды скорее говорят об обратном. В фильме есть несколько отличных сцен, но очевидно, что спешка сильно сказалась на качестве: местами повествование кажется рваным, а отдельные элементы – затянутыми. В фильме всего3 убийства, что делает «Дитя сна» самой миролюбивой частью франшизы.

Что до лучшей сцены душегубства, то она, безусловно, достаётся Дену и его жажде скорости: продолжительной, креативной и достаточно брутальной.

«Кошмар на улице Вязов 7» / Wes Craven’s New Nightmare
(реж. Уэс Крэйвен, 1994)

«Кошмар на улице Вязов 7»

В седьмом и финальном для киноцикла сиквеле в режиссёрское кресло вернулся Уэс Крэйвен и предложил зрителю совершенно иное развлечение. Теперь Фредди Крюгер – это реально существующий маньяк, охотящийся на Хизер Лангенкамп и её сына.

Увлечение Крэйвена постмодернизмом позволило столкнуть франшизу с проржавевших рельсов самоповторов и добавить несколько интересных фишек и креативных отсылок к первой части. Даже в титрах в роли антагониста значится лично Фредди Крюгер. Уэс явно вдохновился «Последним киногероем», использующим аналогичный концепт. Но фильм со Шваргенеггером не провисал ни на секунду, а вот седьмой «Кошмар» порой продирается сквозь топкое болото собственных идей и нерешительности. Очевидно, что для Крэйвена это была ещё свежая идея, и он не успел обкатать её до идеального темпа. Эту ошибку он исправит через несколько лет в «Крике». А «Кошмар на улице Вязов 7» так и останется в веках интересной, но не полностью реализовавшей собственный потенциал задумкой.

Лучшее убийство – расправа Крюгера над сиделкой в больнице. Да, это очевидный оммаж первому «Кошмару», однако все остальные сцены не идут с ней ни в какое сравнение, так что выбирать тут особо не из чего.

«Кошмар на улице Вязов 4: Повелитель сна» / A Nightmare On Elm Street 4: The Dream Master
(реж. Ренни Харлин, 1988)

 

После успеха триквела вечный продюсер «Кошмара на улице Вязов» Роберт Шэй (к слову, родной брат хоррор-иконы Линн Шэй) обратился к Уэсу Крейвену за идеями. Хотя Крэйвен уже устал от сиквелов, Боб всегда спрашивал, что тот думает. Уэс загорелся идеей путешествий во времени с помощью снов, у него даже был готовый набросок. Шэй вынужден был отказаться, потому что путешествия во времени рушили всю картину и вообще выглядели нелогично. Поэтому квадриквел сосредоточился на развитии сюжета третьей части.

Бейсболку с надписью режиссёр на этот раз примерил на себя финн Ренни Харлин, снявший за год до «Кошмара…» хоррор «Тюрьма» с Вигго Мортенсеном и Челси Филд. В New Line Cinema на патлатого скандинава посмотрели с большим сомнением и попросили удалиться. Но Ренни был упорным мужиком: каждый божий день он приходил на студию и торчал там целые сутки. В итоге он так всех допёк, что получил не только аудиенцию, но и главную должность на съёмках.

Продюсеры уже смекнули, что подростки ходят на фильмы не ради ужасов, а ради Фредди Крюгера, креативных убийств и фирменных шутеек, поэтому увеличили экранное время у Роберта Инглунда и постарались сделать максимально насыщенный видеоряд. У картины был отличный ритм (Харлин не подвёл), потрясающий саундтрек (Dramarama, Sea Hags, Divinyls, Blondie) и классные спецэффекты. С другой стороны, половина убийств выглядят скучновато, особенно на фоне триквела, а актёрские старания Лизы Уилкокс то и дело инициируют фэйспалм.

Что до лучшего убийства, то тут тоже всё очевидно: пальма первенства принадлежит Дебби. Сломанные локти, превращение в таракана и крышесносная работа мастера по спецэффектам (вопреки распространённому мнению, эту сцену сделал не Джон Карл Бюхлер, а Скримин Мэд Джордж) – просто загляденье!

«Кошмар на улице Вязов 2: Месть Фредди» / A Nightmare On Elm Street 2: Freddy’s Revenge
(реж. Джек Шолдер, 1985)

«Кошмар на улице Вязов 2: Месть Фредди»

Вот мы и добрались, наконец, до сиквела. Уэсу Крейвену жутко не понравился сценарий, поэтому постановщиком стал Джек Шолдер. Главная роль парнишки по имени Джесси отошла Марку Пэттону, «закрытому» гомосексуалу. Сценарий же писал Дэвид Чэскин, и вот с его лёгкой руки сиквел стал ненавидимым и культовым.

Пэттон открыто не распространялся о своей сексуальной ориентации, но в индустрии все о ней знали. Чэскин в те годы был жутким гомофобом и сделал всё, чтобы Джесси выглядел как можно менее маскулинным. Но сценариста так заносило на поворотах, что он буквально залил скрипт гомоэротизмом: начиная от гендерно нейтрального имени Джесси и заканчивая сценами с учителем физкультуры. В итоге фанаты франшизы возненавидели «Месть Фредди» и клеймили Пэттона, что тот «даже кричит, как девчонка». Травля далась Марку нелегко, так что он даже перестал сниматься. Зато спустя годы сиквел стал культовым среди квиров. Чэскин долгое время отнекивался, мол, он ничего такого не писал, просто Пэттон играет, как гей. Но в конце концов всё же раскололся и признался, что специально саботировал актёра, потому что тот получил главную роль в молодёжном хорроре. Крейвен же сетовал, что Крюгера стало слишком много и он слишком долго тусуется в реальности, где у него нет никаких сил, что выглядит совершенно нелепо.

Тут стоит разобраться. С Чэскиным всё понятно, выкинем его к чертям из повествования. А вот с Пэттоном, на самом деле, всё супер. Марк отлично отыграл свою роль: Джесси похож на типичного неуверенного подростка с тревожным расстройством. А его крик – одна из самых натуральных вещей, которые только можно найти в фильмах ужасов. Обычно мужские персонажи даже кричат слишком мужественно. Пэттон же показал, как на самом деле отреагировал бы подросток, увидев Крюгера в реальности. Сцена у бассейна, которую критиковал Крейвен, действительно посредственно снята и выглядит неестественно, однако нет ничего такого в том, что толпа накаченной молодёжи, где каждый второй на голову выше Фредди, боится обожжённого мужика с когтистой перчаткой. Вполне правдоподобная картина. Зато призма гормонального бунта, изменяющегося тела, тревоги и прочих радостей пубертата передана в фильме на отлично, и как высказывание он мало чем уступает легендарной первой части. Здесь же появляется одна из самых известных фраз Крюгера: «Теперь вы все – мои дети!»

Лучшее убийство на этот раз мы выбирать не будем, потому что его здесь нет. 10 трупов, и каждый лишается жизни ну совсем не креативно. Поэтому особого упоминания удостаивается сцена рождения Фредди из тела Джесси. Во-первых, это красиво. Ну, вы сами видите.

«Фредди против Джейсона» / Freddy vs. Jason
(реж. Ронни Ю, 2003)

«Фредди против Джейсона»

Люди годами спорили, кто круче: Фредди Крюгер или Джейсон Вурхиз. И когда в 1993 году в финале «Джейсон отправляется в ад» зрителям показали перчатку Фредди, утаскивающую хоккейную маску под землю, народ с ума сходил от ожидания. Ждать, правда, пришлось целых 10 лет, но оно определённо того стоило.

По сюжету, о Фредди все забыли, и он потерял способность проникать в сны детишек. Чтобы вернуть былую кровавую славу, Крюгер оживляет Джейсона и самонаводящейся ракетой наводит на Спрингвуд. Однако заведённый Вурхиз никак не может остановиться, отбирая потенциальные фраги у Фреда. Так разгорается смертельный конфликт между двумя самыми популярными слэшер-маньяками.

Постановкой руководил гонконгский мастер боевиков Ронни Ю, уже доказавший свою состоятельность на американской земле: он снял «Невесту Чаки» и «Формулу 51». Правда, сам Ронни не хотел браться за работу, пока ему не скажут, кто победил. Роберт Шэй предложил режиссёру самому выбрать победителя, после чего Ю уже не мог сказать нет. До этого аналогичную должность предлагали Робу Зомби, но тот, слава богам, был занят «Домом тысячи трупов».

На выходе получился почти что боевик: Крюгер и Вурхиз мутузили друг друга почём зря, попутно отправляя на тот свет порядка 20 человек. Кровища лилась рекой, а на фоне бесновались Spineshank, Ill Nino, Killswitch Engage, Hatebreed, Nothingface, Lamb Of God, Devildriver, чёрт возьми, какой же там убойный саундтрек! Единственный минус киноленты – отказ приглашать Кейна Ходдера на роль Джейсона. Даже продюсер Шон Каннингем, снявший оригинальную «Пятницу, 13-е», не смог помочь: Ронни Ю хотел кого-то повыше и помедленнее, поэтому роль Вурхиза отошла Кену Кирзингеру, который работал дублёром Ходдера в «Джейсон захватывает Манхэттен». Шучу, конечно, это не единственный минус. Ронни Ю каждые 10 минут запускает того или иного персонажа в воздух, а ещё в фильме достаточно грустные компьютерные спецэффекты. И если их ещё можно простить, то CGI-кровищу, которая вытекает из охранника в одной из сцен, забыть не получится: она слишком ужасна.

«Фредди против Джейсона» может похвастаться тонной убийств: более 20 мертвецов. А награда за лучшую смерть достаётся Тренту, которого Джейсон сначала протыкает мачете, этак, 10 тысяч раз, а затем складывает пополам.

«Кошмар на улице Вязов 3: Воины сна» / A Nightmare On Elm Street: Dream Warriors
(реж. Чак Расселл, 1987)

«Кошмар на улице Вязов 3: Воины сна»

Крэйвена заверили, что третья часть станет последней, поэтому он согласился помогать со сценарием. Полностью его идею не взяли, потому что она целиком базировалась на суициде – табуированной теме для хорроров 80-х. Но многое перекочевало в финальную версию. Кроме того, Джон Сэксон и Роберт Инглунд выступили со своими версиями для нового фильма. Сэксон предлагал сделать приквел, в котором обнаруживалось, что Фредди-то невиновен, а все убийства на самом деле совершили культисты Чарли Мэнсона (кто-нибудь, экранизируйте это!) Инглунд же задумал рассказать историю старшей сестры Тины из первого «Кошмара», которая приезжать расследовать убийство сестрёнки и попадает в дом 1428, который Крюгер превратил в свою игровую площадку, начинённую ловушками.

В итоге триквел продолжал сюжет первой части. Режиссёр Чак Расселл решил пойти по стопам Крэйвена, выдерживая фильм примерно в том же ключе, но добавил больше чёрного юмора и элементов карнавала, чтобы подчеркнуть эстетику сна. Поэтому «Воины сна» получился ярким и смелым, порой даже безрассудным. Это я о сцене, где Фредди превращается в гигантскую змею. Говорите, что хотите, но здесь он похож на гигантский фаллос.

Энивей, третья часть радует всем. Тут отличный каст, включая вернувшихся Хизер Лангенкамп и Джона Сэксона, а также Патриша Аркетт, Ларри Фишбёрн (Лоуренсом он станет только с годами) и мой любимчик Брэдли Грегг. Саундтрек нарастил мускулы, так как продюсеры решили, что хэви-метал от Dokken отлично разбавит привычную классику. Ну и, конечно, фирменные уанлайнеры от Фредди стали фирменными именно с третьей части, равно как и гротескные яркие убийства.

К слову об убийствах: пора выбирать лучшее. И хотя весь мир, наверное, выберет засунутую в телевизор Дженнифер,на мой взгляд это скорее победитель в номинации «Лучший уанлайнер». Что до наиболее впечатляющей расправы, то Филипп, превращённый в марионетку, выглядит гораздо брутальнее. Если не согласны, пишите гневные письма в комментариях.

«Кошмар на улице Вязов» / A Nightmare On Elm Street
(реж. Уэс Крейвен, 1984)

«Кошмар на улице Вязов»

Вряд ли кто-то удивиться, что лучшим фильмом франшизы будет оригинальное детище Уэса Крейвена. Почему? Ну, потому что он был первым!

На самом деле, нет, вернее, не только из-за этого. К 84-му вышло уже порядочное количество классических слэшеров, и какими бы замечательными они ни были, каждый фильм вертелся вокруг одного и того же: похотливые тинейджеры, оголённая грудь, молчаливый маньяк в маске и необычные орудия убийства. Крейвен внёс в задубевший канон свежую струю. Его маньяк не носил маску – вместо неё было обожжённое лицо. Кроме того, Фредди не молчит, а использует каждую свободную секунду, чтобы сказать своей будущей жертве что-нибудь ободряющее. Например, культовое «This is God!» Но и это ещё не всё: пока все слэшерные душегубы обретаются в реальном мире, Крюгер потрошит свои жертвы во сне.

Но даже не это самое крутое, а подтекст, скрывающийся за хоррор-элементами. «Кошмар на улице Вязов» – одна большая ода подростковому возрасту и пубертату. Всё вокруг рушится и становится враждебным, а родители не только не понимают и не принимают твои проблемы, но ещё и своей заботой убивают тебя. Буквально. Начиная с триквела франшиза утратила эту подростковую оптику, но в первой части она обеспечивает половину удовольствия от просмотра. И благодаря этой же оптике «Кошмар на улице Вязов» стоит особняком от своих коллег по субжанру.

А, чуть не забыл про лучшее убийство: разумеется, это кровавый вулкан с Гленном.

На этой позитивной ноте наш ускоренный хоррор-марафон подходит к концу. Пишите о своей любви к Фредди в комментариях, старайтесь высыпаться вопреки кошмарам и до встречи через неделю. Теперь вы все – мои дети! (Извините, не удержался).

В минувшую субботу оригинальному «Кошмару на улице Вязов» исполнилось 35 лет. Сменилось несколько поколений зрителей, а Фредди Крюгер до сих пор остаётся одним из самых значимых серийных убийц кинематографа. Чтобы продлить праздничную атмосферу, Настоящее Страшное Телевидение предлагает вспомнить все части великой франшизы (от худшего к фильма к лучшему), и заодно проговорить наиболее значимые моменты, повторить любимые уанлайнеры и громко взвизгивать на знаковых сценах. Хватайте таблетку гипносила, наливайте кофе и поехали!

«Кошмар на улице Вязов» / A Nightmare On Elm Street
(реж. Сэмюэль Байер, 2010)

На последнем месте вполне очевидно располагается попытка ребута, предпринятая студией Universal 9 лет назад.

Фредди Крюгера сыграл Джек Эрл Хэйли, который в 1984-м пробовался на роль Гленна в самом первом «Кошмаре на улице Вязов». Тогда Джек пришёл на пробы с корешем-ноунеймом, и тому предложили за компанию прочитать текст. Кореш попробовал, всем понравилось, и так в оригинальной картине появился титр «Впервые на экране – Джонни Депп». Хэйли получил второй шанс через 26 лет, и, практически не раздумывая, пошёл на пробы. Режиссёр Сэмюэль Байер изначально хотел, чтобы Крюгера сыграл неизвестный актёр, как это было с Робертом Инглундом, но Хэйли своим перформансом не оставил этой идее ни шанса.

Вообще, съёмочная группа с большим пиететом относилась к франшизе, что в итоге и похоронило ремейк. Фактически, весь фильм состоит из переснятых сцен из нетленки Уэса Крейвена и оммажей, и в этом ностальгическом кровавом балагане новый образ Фредди просто не смотрится. Командовавший парадом Байер хорошо известен как клипмейкер, но как постановщик полнометражного хоррора оказался недостаточным визионером. Наконец, третья проблема фильма – личность Крюгера. В оригинальном фильме он должен был быть маньяком-педофилом, но сценарий переписали из-за реально бесчинствующего преступника. Это серьёзно влияет на восприятие Фредди зрителем. На протяжении всей франшизы он воплощает мстительное и абсолютное зло, с избыточным садизмом и черными прибаутками, но безо всякой мотивации убивающий невинных подростков. В фильме Байера Крюгер получает мотивацию, а вместе с ней и даунгрейд от одиозного маньяка до банального, пусть и паранормального, педофила. Сюда же добавим жуткий CGI, идиотские остроты и откровенно скучные сцены убийств.

Ремейк собрал достаточную кассу, чтобы задумываться о сиквеле, однако сарафан был настолько нелицеприятный, что Universal прикрыла лавочку. Долгое время ходили слухи о новой попытке оживить Фредди с Кевином Бейконом, но студийным боссам пока не достаёт храбрости всерьёз взяться за проект.

Что до лучшего убийства в фильме… Хм, надо подумать… Да, пусть это будет Дин, убивающий сам себя ножом. Сцена отлично снята и появляется спустя уже через 9 минут после начала фильма.

«Кошмар на улице Вязов 6: Фредди мёртв» / Freddy’s Dead: The Final Nightmare
(реж. Рейчел Тэлалей, 1991)

Шестая часть наглядно показала, насколько сильно выдохлась франшиза с годами. Изначальный сценарий Майкла Алмейды пытался соединить новый фильм с квадриквелом. Там снова появлялись Кинкейд, Тэрин и Джои, которые в качестве Полиции Снов должны были помочь Джейкобу, сыну Элис Джонсон из пятой части, справиться с Фредди. Режиссёрка Рейчел Тэлалей прочитала сценарий и выкинула его в помойку, сама набросала основные наметки сюжета и пригласила разбираться со скриптом Майкла Де Луку. Майкл сильно помог съёмочной группе в работе над пятой частью, переписывая сцены всего за пару дней до начала съёмок. Он ожидал, что для нового фильма его позовут уже в первую очередь, а тут ему снова пришлось спасать всех в последнюю минуту.

История, уже не зная, куда приткнуться, мечется между прошлым Крюгера, которого абьюзил отчим, и его ребёнком. Параллельно в кадр постоянно лезут новые технологии: то 3D-очки становятся важной частью повествования, то Фредди хватается за Nintendo Power Glove и с помощью неё убивает одного из детишек. Спрингвуд превратился в антиутопический город без детей, да и вообще вся атмосфера (включая цвета) тяготеет к увяданию и закату. И когда знаменитый серийник умирает от рук собственной дочери, чувствуешь скорее облегчение, что всё закончилось, а не терпкую грусть, что это последний «Кошмар на улице Вязов». Отдельное спасибо Игги Попу за фантастический трек Freddy’s Dead.

Лучшее убийство – продолжительная звуковая пытка Карлоса с последующим взрывом головы.

«Кошмар на улице Вязов 5: Дитя сна» / A Nightmare On Elm Street 5: The Dream Child
(реж. Стивен Хопкинс, 1989)

New Line Cinema сильно поторопились с пятой частью: она вышла в прокат ровно через год после квадриквела. Режиссёру Стивену Хопкинсу поставили жесточайший дедлайн: 4 недели на съёмки и ещё 4 – на монтаж. Хопкинс с честью справился, однако работать пришлось на убой.

Основную идею для сценария подала продюсерка Сара Ришер. У неё недавно родился ребёнок, и мысли о безопасности младенца постоянно лезли в голову. Учитывая, что фанатам оригинальной киноленты должно было стукнуть 20 с чем-то и пора бы задумываться о собственной семье, концепция показалась вполне рабочей. Уже упомянутый Майкл Де Лука сосредоточил сценарий на ребёнке Элис, через которого Фредди планировал творить новые бесчинства, а заодно достал из небытия мать маньяка Аманду Крюгер.

Концентрация на спасении не рождённого ребёнка в «Дитя сна» тянет картину в сторону противников абортов. Хотя продюсеры и Хопкинс открещиваются от подобной интерпретации, нарратив фильма и ключевые эпизоды скорее говорят об обратном. В фильме есть несколько отличных сцен, но очевидно, что спешка сильно сказалась на качестве: местами повествование кажется рваным, а отдельные элементы – затянутыми. В фильме всего3 убийства, что делает «Дитя сна» самой миролюбивой частью франшизы.

Что до лучшей сцены душегубства, то она, безусловно, достаётся Дену и его жажде скорости: продолжительной, креативной и достаточно брутальной.

«Кошмар на улице Вязов 7» / Wes Craven’s New Nightmare
(реж. Уэс Крэйвен, 1994)

В седьмом и финальном для киноцикла сиквеле в режиссёрское кресло вернулся Уэс Крэйвен и предложил зрителю совершенно иное развлечение. Теперь Фредди Крюгер – это реально существующий маньяк, охотящийся на Хизер Лангенкамп и её сына.

Увлечение Крэйвена постмодернизмом позволило столкнуть франшизу с проржавевших рельсов самоповторов и добавить несколько интересных фишек и креативных отсылок к первой части. Даже в титрах в роли антагониста значится лично Фредди Крюгер. Уэс явно вдохновился «Последним киногероем», использующим аналогичный концепт. Но фильм со Шваргенеггером не провисал ни на секунду, а вот седьмой «Кошмар» порой продирается сквозь топкое болото собственных идей и нерешительности. Очевидно, что для Крэйвена это была ещё свежая идея, и он не успел обкатать её до идеального темпа. Эту ошибку он исправит через несколько лет в «Крике». А «Кошмар на улице Вязов 7» так и останется в веках интересной, но не полностью реализовавшей собственный потенциал задумкой.

Лучшее убийство – расправа Крюгера над сиделкой в больнице. Да, это очевидный оммаж первому «Кошмару», однако все остальные сцены не идут с ней ни в какое сравнение, так что выбирать тут особо не из чего.

«Кошмар на улице Вязов 4: Повелитель сна» / A Nightmare On Elm Street 4: The Dream Master
(реж. Ренни Харлин, 1988)

После успеха триквела вечный продюсер «Кошмара на улице Вязов» Роберт Шэй (к слову, родной брат хоррор-иконы Линн Шэй) обратился к Уэсу Крейвену за идеями. Хотя Крэйвен уже устал от сиквелов, Боб всегда спрашивал, что тот думает. Уэс загорелся идеей путешествий во времени с помощью снов, у него даже был готовый набросок. Шэй вынужден был отказаться, потому что путешествия во времени рушили всю картину и вообще выглядели нелогично. Поэтому квадриквел сосредоточился на развитии сюжета третьей части.

Бейсболку с надписью режиссёр на этот раз примерил на себя финн Ренни Харлин, снявший за год до «Кошмара…» хоррор «Тюрьма» с Вигго Мортенсеном и Челси Филд. В New Line Cinema на патлатого скандинава посмотрели с большим сомнением и попросили удалиться. Но Ренни был упорным мужиком: каждый божий день он приходил на студию и торчал там целые сутки. В итоге он так всех допёк, что получил не только аудиенцию, но и главную должность на съёмках.

Продюсеры уже смекнули, что подростки ходят на фильмы не ради ужасов, а ради Фредди Крюгера, креативных убийств и фирменных шутеек, поэтому увеличили экранное время у Роберта Инглунда и постарались сделать максимально насыщенный видеоряд. У картины был отличный ритм (Харлин не подвёл), потрясающий саундтрек (Dramarama, Sea Hags, Divinyls, Blondie) и классные спецэффекты. С другой стороны, половина убийств выглядят скучновато, особенно на фоне триквела, а актёрские старания Лизы Уилкокс то и дело инициируют фэйспалм.

Что до лучшего убийства, то тут тоже всё очевидно: пальма первенства принадлежит Дебби. Сломанные локти, превращение в таракана и крышесносная работа мастера по спецэффектам (вопреки распространённому мнению, эту сцену сделал не Джон Карл Бюхлер, а Скримин Мэд Джордж) – просто загляденье!

«Кошмар на улице Вязов 2: Месть Фредди» / A Nightmare On Elm Street 2: Freddy’s Revenge
(реж. Джек Шолдер, 1985)

Вот мы и добрались, наконец, до сиквела. Уэсу Крейвену жутко не понравился сценарий, поэтому постановщиком стал Джек Шолдер. Главная роль парнишки по имени Джесси отошла Марку Пэттону, «закрытому» гомосексуалу. Сценарий же писал Дэвид Чэскин, и вот с его лёгкой руки сиквел стал ненавидимым и культовым.

Пэттон открыто не распространялся о своей сексуальной ориентации, но в индустрии все о ней знали. Чэскин в те годы был жутким гомофобом и сделал всё, чтобы Джесси выглядел как можно менее маскулинным. Но сценариста так заносило на поворотах, что он буквально залил скрипт гомоэротизмом: начиная от гендерно нейтрального имени Джесси и заканчивая сценами с учителем физкультуры. В итоге фанаты франшизы возненавидели «Месть Фредди» и клеймили Пэттона, что тот «даже кричит, как девчонка». Травля далась Марку нелегко, так что он даже перестал сниматься. Зато спустя годы сиквел стал культовым среди квиров. Чэскин долгое время отнекивался, мол, он ничего такого не писал, просто Пэттон играет, как гей. Но в конце концов всё же раскололся и признался, что специально саботировал актёра, потому что тот получил главную роль в молодёжном хорроре. Крейвен же сетовал, что Крюгера стало слишком много и он слишком долго тусуется в реальности, где у него нет никаких сил, что выглядит совершенно нелепо.

Тут стоит разобраться. С Чэскиным всё понятно, выкинем его к чертям из повествования. А вот с Пэттоном, на самом деле, всё супер. Марк отлично отыграл свою роль: Джесси похож на типичного неуверенного подростка с тревожным расстройством. А его крик – одна из самых натуральных вещей, которые только можно найти в фильмах ужасов. Обычно мужские персонажи даже кричат слишком мужественно. Пэттон же показал, как на самом деле отреагировал бы подросток, увидев Крюгера в реальности. Сцена у бассейна, которую критиковал Крейвен, действительно посредственно снята и выглядит неестественно, однако нет ничего такого в том, что толпа накаченной молодёжи, где каждый второй на голову выше Фредди, боится обожжённого мужика с когтистой перчаткой. Вполне правдоподобная картина. Зато призма гормонального бунта, изменяющегося тела, тревоги и прочих радостей пубертата передана в фильме на отлично, и как высказывание он мало чем уступает легендарной первой части. Здесь же появляется одна из самых известных фраз Крюгера: «Теперь вы все – мои дети!»

Лучшее убийство на этот раз мы выбирать не будем, потому что его здесь нет. 10 трупов, и каждый лишается жизни ну совсем не креативно. Поэтому особого упоминания удостаивается сцена рождения Фредди из тела Джесси. Во-первых, это красиво. Ну, вы сами видите.

«Фредди против Джейсона» / Freddy vs. Jason
(реж. Ронни Ю, 2003)

Люди годами спорили, кто круче: Фредди Крюгер или Джейсон Вурхиз. И когда в 1993 году в финале «Джейсон отправляется в ад» зрителям показали перчатку Фредди, утаскивающую хоккейную маску под землю, народ с ума сходил от ожидания. Ждать, правда, пришлось целых 10 лет, но оно определённо того стоило.

По сюжету, о Фредди все забыли, и он потерял способность проникать в сны детишек. Чтобы вернуть былую кровавую славу, Крюгер оживляет Джейсона и самонаводящейся ракетой наводит на Спрингвуд. Однако заведённый Вурхиз никак не может остановиться, отбирая потенциальные фраги у Фреда. Так разгорается смертельный конфликт между двумя самыми популярными слэшер-маньяками.

Постановкой руководил гонконгский мастер боевиков Ронни Ю, уже доказавший свою состоятельность на американской земле: он снял «Невесту Чаки» и «Формулу 51». Правда, сам Ронни не хотел браться за работу, пока ему не скажут, кто победил. Роберт Шэй предложил режиссёру самому выбрать победителя, после чего Ю уже не мог сказать нет. До этого аналогичную должность предлагали Робу Зомби, но тот, слава богам, был занят «Домом тысячи трупов».

На выходе получился почти что боевик: Крюгер и Вурхиз мутузили друг друга почём зря, попутно отправляя на тот свет порядка 20 человек. Кровища лилась рекой, а на фоне бесновались Spineshank, Ill Nino, Killswitch Engage, Hatebreed, Nothingface, Lamb Of God, Devildriver, чёрт возьми, какой же там убойный саундтрек! Единственный минус киноленты – отказ приглашать Кейна Ходдера на роль Джейсона. Даже продюсер Шон Каннингем, снявший оригинальную «Пятницу, 13-е», не смог помочь: Ронни Ю хотел кого-то повыше и помедленнее, поэтому роль Вурхиза отошла Кену Кирзингеру, который работал дублёром Ходдера в «Джейсон захватывает Манхэттен». Шучу, конечно, это не единственный минус. Ронни Ю каждые 10 минут запускает того или иного персонажа в воздух, а ещё в фильме достаточно грустные компьютерные спецэффекты. И если их ещё можно простить, то CGI-кровищу, которая вытекает из охранника в одной из сцен, забыть не получится: она слишком ужасна.

«Фредди против Джейсона» может похвастаться тонной убийств: более 20 мертвецов. А награда за лучшую смерть достаётся Тренту, которого Джейсон сначала протыкает мачете, этак, 10 тысяч раз, а затем складывает пополам.

«Кошмар на улице Вязов 3: Воины сна» / A Nightmare On Elm Street: Dream Warriors
(реж. Чак Расселл, 1987)

Крэйвена заверили, что третья часть станет последней, поэтому он согласился помогать со сценарием. Полностью его идею не взяли, потому что она целиком базировалась на суициде – табуированной теме для хорроров 80-х. Но многое перекочевало в финальную версию. Кроме того, Джон Сэксон и Роберт Инглунд выступили со своими версиями для нового фильма. Сэксон предлагал сделать приквел, в котором обнаруживалось, что Фредди-то невиновен, а все убийства на самом деле совершили культисты Чарли Мэнсона (кто-нибудь, экранизируйте это!) Инглунд же задумал рассказать историю старшей сестры Тины из первого «Кошмара», которая приезжать расследовать убийство сестрёнки и попадает в дом 1428, который Крюгер превратил в свою игровую площадку, начинённую ловушками.

В итоге триквел продолжал сюжет первой части. Режиссёр Чак Расселл решил пойти по стопам Крэйвена, выдерживая фильм примерно в том же ключе, но добавил больше чёрного юмора и элементов карнавала, чтобы подчеркнуть эстетику сна. Поэтому «Воины сна» получился ярким и смелым, порой даже безрассудным. Это я о сцене, где Фредди превращается в гигантскую змею. Говорите, что хотите, но здесь он похож на гигантский фаллос.

Энивей, третья часть радует всем. Тут отличный каст, включая вернувшихся Хизер Лангенкамп и Джона Сэксона, а также Патриша Аркетт, Ларри Фишбёрн (Лоуренсом он станет только с годами) и мой любимчик Брэдли Грегг. Саундтрек нарастил мускулы, так как продюсеры решили, что хэви-метал от Dokken отлично разбавит привычную классику. Ну и, конечно, фирменные уанлайнеры от Фредди стали фирменными именно с третьей части, равно как и гротескные яркие убийства.

К слову об убийствах: пора выбирать лучшее. И хотя весь мир, наверное, выберет засунутую в телевизор Дженнифер,на мой взгляд это скорее победитель в номинации «Лучший уанлайнер». Что до наиболее впечатляющей расправы, то Филипп, превращённый в марионетку, выглядит гораздо брутальнее. Если не согласны, пишите гневные письма в комментариях.

«Кошмар на улице Вязов» / A Nightmare On Elm Street
(реж. Уэс Крейвен, 1984)

Вряд ли кто-то удивиться, что лучшим фильмом франшизы будет оригинальное детище Уэса Крейвена. Почему? Ну, потому что он был первым!

На самом деле, нет, вернее, не только из-за этого. К 84-му вышло уже порядочное количество классических слэшеров, и какими бы замечательными они ни были, каждый фильм вертелся вокруг одного и того же: похотливые тинейджеры, оголённая грудь, молчаливый маньяк в маске и необычные орудия убийства. Крейвен внёс в задубевший канон свежую струю. Его маньяк не носил маску – вместо неё было обожжённое лицо. Кроме того, Фредди не молчит, а использует каждую свободную секунду, чтобы сказать своей будущей жертве что-нибудь ободряющее. Например, культовое «This is God!» Но и это ещё не всё: пока все слэшерные душегубы обретаются в реальном мире, Крюгер потрошит свои жертвы во сне.

Но даже не это самое крутое, а подтекст, скрывающийся за хоррор-элементами. «Кошмар на улице Вязов» – одна большая ода подростковому возрасту и пубертату. Всё вокруг рушится и становится враждебным, а родители не только не понимают и не принимают твои проблемы, но ещё и своей заботой убивают тебя. Буквально. Начиная с триквела франшиза утратила эту подростковую оптику, но в первой части она обеспечивает половину удовольствия от просмотра. И благодаря этой же оптике «Кошмар на улице Вязов» стоит особняком от своих коллег по субжанру.

А, чуть не забыл про лучшее убийство: разумеется, это кровавый вулкан с Гленном.

На этой позитивной ноте наш ускоренный хоррор-марафон подходит к концу. Пишите о своей любви к Фредди в комментариях, старайтесь высыпаться вопреки кошмарам и до встречи через неделю. Теперь вы все – мои дети! (Извините, не удержался).

Максим Бугулов специально для НСТ